June 30th, 2014

Макс девятый. зажатый между горбами.

Новости из жизни будущего лётчика. В Краснодаре живут в казармах, где нормальные туалеты, душ, горячая вода и так далее. Подъём в шесть утра, зарядка, завтрак, до девяти утра свободное время, потом весь день расписан, в девять вечера отбой.
После медосмотров приехали тысяча двести человек, на выходе оставят пятьсот. Несколько, самых одомашненных, уехали уже через несколько дней, потому что такой режим дня это издевательство. Вставать рано. После первого психологического теста, где куча вопросов непонятно от чём, отсеяли ещё пятерых.
Ребёнок каждый вечер звонит папе, жалуется на себя и на шесть утра. Себя за то, что не взял ни одного учебника, вот что надо было брать! Теперь в библиотеке сидит.
Отец говорит, что в армии всегда так, только попробуй сбежать из-за того, что привык до восьми спать. Выпорю.
Предпоследние новости про мальчика из Симферополя были тут: http://kasatka-ksy.livejournal.com/99141.html

Теперь про Макса, который верит в то, что он реинкарнация древнего славянина. Про него было тут: http://kasatka-ksy.livejournal.com/91483.html
Сниматься в кино про житие молодого Сергия Радонежского он закончил. Теперь ходит по полю в одежде десятого века, привлекает туристов. Штаны, исподнее, шерстяное, носки, поршни, обмотка, ремень. Если дождь, то носки снимаешь, набиваешь сеном. Экологично. Количество коз, которых он доит три раза в день, увеличилось до семи. На пальцах и руках появились новые, неизвестные мышцы. Десять литров каждый день выдаивает, потом сыр делает. Чередует твёрдый азиатский и мягкий адыгейский. Адыгейский можно есть через пару часов, азиатский десять дней формируется. На выходе очень плотные, небольшие белые шарики. Они очень солёные, надо размачивать.
Сейчас в поселение проходит борьба с борщевиком, потому что он не историчен. Его удаление оплачивается отдельно.
На прошлой неделе Макс получил очередную травму, ему натёрло между горбов верблюда. От соседнего стойбища, азиатской тематики, пришёл верблюд, выбрал Макса в друзья, лёг возле него. Макс решил прикольнуться, сел ему между горбов. Верблюд встал и пошёл. Так и ходил четыре часа. Спрыгнуть Макс боялся, потому что очень высоко. Пришлось ждать, пока горбатое снова ляжет.
Чтобы выглядеть аутентично, Макс с апреля не бреется. Говорит, что страшён настолько, что своего отражения пугается. Обещал повесить портрет.

Макс и коза. Макс и поршни. Макс и копьё, которым он убивает крыс. Говорит, что на вкус они такие же, как и курица.