Kasatka Ksy (kasatka_ksy) wrote,
Kasatka Ksy
kasatka_ksy

Либеральная чистота неизменна.

Периодически вытаскиваю с полок книги, изданные ещё в двадцатом веке, пытаюсь вспомнить прошлое и своё понимание текста про исчезнувшую империю в том мире, которого также уже нет. Сейчас вытащила Гиляровского «Москва и москвичи».
Воспринимается совсем иначе, чем тридцать лет тому назад. Сразу хочется задать автору вопрос: — Ну что, завсегдатай тайных чтений, запрещенных прокламаций и газет, обличитель сатрапа и царской власти, нравится тебе твой новый мир? Утолил свою тоску по Стеньке Разину? И почему так резко перестал сочинять остросюжетные репортажи, в которых старательно бичевал пороки и общество? Доволен? Счастлив?
Понятно, что ничего уже не ответит дед Гиляй, даже бородой не взмахнёт. Но ощущение некоторой шизофреничности от сборника очерков о жизни исчезнувшей империи, остаётся. Не выглядят убедительными вымученные вставки про марширующих по Ленинградке, загорелых колоннах молодёжи, полных счастья в мире нового, социалистического асфальта.
Для меня самые интересные моменты в книге, это рассказы про встречи с людьми девятнадцатого века, то что из нашего, двадцать первого, выглядит неизведанной древностью. В том числе и про то, как формировались русские, совсем русские из ушкуйников, вологжан и прочих. Читая, например, про раскольников, которые всю жизнь не стригли ногти, как то совсем не тянет припасть к скрепам. Или про бурлаков, которые умершего от холеры коллегу "спрятали на расшиве под кичкой — хоронить в городе боялись, как бы задержки от полиции не было", так и волокли, с холерным трупом.

Сбычу мечт товарищ Гиляровский точно получил, в каждой деревне нашлось по разбойнику, и не по одному. Полетело всё, даже с местом назначения угадали. Ад кровавый.
"Левашов говорил о нем с таким увлечением, что я сидел, раскрыв рот. Помню:
– Анафеме предали! Не анафеме, а памятник ему поставить надо! И дождемся, будет памятник! И не один еще Стенька Разин, будет их много, в каждой деревне свой Стенька Разин найдется, в каждой казачьей станице сыщется,- а на Волге сколько их! Только надо, чтобы их еще больше было, надо потом слить их – да и ахнуть! Вот только тогда-то все ненужное к черту полетит!"

Интересны зарисовки начала века, ничего нового с тех пор не придумали. Вплоть до "самозародившихся баррикад" и Путина долой!
"Когда предреволюционная температура 1905 года стала быстро подниматься, это отразилось и в Кружке ярче, чем где-нибудь. С эстрады стало говориться то, о чем еще накануне молчали. Допущена была какая-то свобода действия и речей. Все было разрешено, или, лучше сказать, ничего не запрещалось.
С наступлением реакции эстрада смолкла, а разврат усилился. Правительство боялось только революционеров, а все остальное поощряло: разрешало шулерские притоны, частные клубы, разгул, маскарады, развращающую литературу, -- только бы политикой не пахло".

"..мчится на своей паре с отлетом, запряженной в казенные, с высокой спинкой, сани, сам обер-полицмейстер. В толпе студентов, стоявших посредине улицы, ему пришлось задержаться и ехать тихо.
— Я вас прошу разойтись! — закричал, приподнявшись в санях, генерал.
В ответ -- шум, а потом сзади саней взрыв хохота и крики:
— Долой самодержавие! И опять хохот и крики:
— Долой самодержавие!.. Долой!..
А у подъезда, под хохот толпы, городовые сдирают с задка полицмейстерских саней широкую полосу бумаги с яркой надписью: "Долой самодержавие!"
Во время остановки студенты успели наклеить на сани одну из афиш, сработанных художниками в "Ляпинке" для расклейки по городу: "Долой самодержавие!"
Этот лозунг, ставший впоследствии грозным, тогда еще был новинкой".

"..этот лозунг стал боевым кличем во всех студенческих выступлениях. Особенно грозно прозвучал он в Московском университете в 1905 году, когда студенчество слилось с рабочими в университетских аудиториях, открывшихся тогда впервые для народных сходок. Здесь этот лозунг сверкал и в речах и на знаменах и исчез только тогда, когда исчезло самодержавие.
В стенах Московского университета грозно прозвучал не только этот боевой лозунг пятого года, но и первые баррикады в центре столицы появились совершенно стихийно пятнадцатого октября этого года тоже в стенах и дворах этого старейшего высшего учебного заведения".

"Вступив на престол, Александр III стал заводить строгие порядки. Они коснулись и университета. Новый устав 1884 года уничтожил профессорскую автономию и удвоил плату за слушание лекций, чтобы лишить бедноту высшего образования, и, кроме того, прибавился новый расход -- студентам предписано было носить новую форму: мундиры, сюртуки и пальто с гербовыми пуговицами и фуражками с синими околышами".
"в передовой статье "Русских ведомостей" было об этом случае напечатано:
"Судьбе было угодно, чтобы первое боевое крещение молодой газеты было вызвано горячей защитой новых учреждений общественного самоуправления и сопровождалось формулировкой с ее стороны высоких требований самой печати: свобода слова, сила знания, возвышенная идея и либеральная чистота. Вот путь, которым должна идти газета.
Разные люди перебывали за полувековую жизнь газеты, но газета осталась в руках той группы молодых ученых, которые случайно одновременно были за границей, в 1873 году, и собрались на съезд в Гейдельберг для обсуждения вопроса -- что нужно делать?"
"редакция газеты "Русские ведомости" во время мятежного движения, еще не кончившегося в Москве и в других городах, явно поддерживала его, собирала открыто значительные пожертвования в пользу разных забастовочных комитетов, политических ссыльных, борцов за свободу и пр."

Вот вам ваша "либеральная чистота", от благодарного потомка. Который так же, совершенно случайно, оказался за границей.
"— Сегодня всякий готов смеяться над гламуром и дискурсом. Но никто не посмеет смеяться над благородным негодованием по поводу несправедливости и гнета, запасы которых в нашей стране неисчерпаемы. Гражданский протест — это технология, которая позволит поднять гламур и дискурс на недосягаемую нравственную высоту. Мало того, она поможет нам наделить любого экранного дрочилу чувством бесконечной моральной правоты. Это сразу уберет в черепных коробках весь люфт. А вслед за этим мы перезапустим святыни для остальных социальных страт. Чтобы везде горело по лампадке. Мы даже не будем чинить ограду. Публика все сделает сама. Не только починит, но и покрасит. А потом еще и разрисует. И сама набьет себе за это морду…"
Tags: книги, русские
Subscribe

  • Володимирам и прочим Оленам посвящается.

    Каждый раз радуюсь, когда мимо проскальзывает очередная украинская гордость исправившего своё неправильное русское имя на правильное украинское. Мою…

  • Новости настенной пропаганды.

    Первого июня Собянин разрешил работу промышленных объектов, а уже третьего похабят наши новые лифты, налепив хрень с тегом яУвольняюПутина. Стикеры…

  • Унылое домоседство имени Собянина.

    Мне, тьфу-тьфу-тьфу, повезло. Попала в числе везунчиков, которым настроили удалёнку и платят зарплату. Самоизоляция мне здорово помогла, потому как я…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 16 comments

  • Володимирам и прочим Оленам посвящается.

    Каждый раз радуюсь, когда мимо проскальзывает очередная украинская гордость исправившего своё неправильное русское имя на правильное украинское. Мою…

  • Новости настенной пропаганды.

    Первого июня Собянин разрешил работу промышленных объектов, а уже третьего похабят наши новые лифты, налепив хрень с тегом яУвольняюПутина. Стикеры…

  • Унылое домоседство имени Собянина.

    Мне, тьфу-тьфу-тьфу, повезло. Попала в числе везунчиков, которым настроили удалёнку и платят зарплату. Самоизоляция мне здорово помогла, потому как я…